Благословение Патриарха

Благословение патриарха

Лицензия
на реставрационные работы

 

 

Грамоты
и благодарственные письма


Фотогалерея

Колокола России

Над селом ли, городом ли поднималась церковь, выше нее тянулась к небу колокольня, и еще дальше в небесные выси возносился  колокольный звон. Веками плыл он над Россией. От двух колоколов в пору крещения Киева разросся до могучей «единственной в мире симфонии», по слову И. Шмелева. То был благовест во славу Господню, призыв к общей молитве. «Благовествующий  земле радость велию», - обычная надпись на колоколах. В его мерных ударах кому-то слышался зов Неба, грешникам он подавал надежду на вечность.

«Унылый колокола звон
В вечерний час мой слух невольно потрясает

Обманутой душе моей напоминает
И вечность, и надежду он».
(М. Лермонтов)

«Так на заре в степи широкой
Слышнее колокол вдали,
Спокойный, вещий и далекий
От мелких горестей земли».
(И. Бунин)

Колокол всегда откликался гласом своим «во дни торжеств и бед народных»: ликующе – на победы над врагом, величественно – на восшествия на царство, тревожно и грозно – при близости неприятеля, скорбно на засуху, мор и прочие несчастья призывно – оплакивая людей при пожаре, наводнении, указывал дорогу в тумане заблудившимся кораблям и путникам, от его ударов отступали силы зла, бежала нечисть.

Всегдашний сопричастник и соучастник духовной и мирской жизни народа, он любовно им одушевлялся. У колокола были: тулово, ухо, плечи, язык, голос… Были и имена: Царь, Лебедь, Скол, Георгий, Гавриил, Гуд, Медведь, Неопалимая Купина, Голодарь, Переспор.

 Истории иных колоколов так и хочется назвать судьбами. В 1951 году угличский пономарь Федот Огурец по приказу Марии Нагой всполошно ударил в набат, созывая народ и возвещая страшное злодейство: убит наследник престола Димитрий. Сбежавшиеся угличане расправились с предполагаемыми убийцами. Борис Годунов вместе с участниками самосуда наказал и колокол: его сбросили со звонницы, вырвали язык, отрубили ухо, отстегали двенадцатью ударами плетью и отправили в ссылку, в Сибирь. Корноухого и безъязыкого, целый год тянули его на себе – 19 пудов! - друзья по несчастью, ссыльные угличане. А в Тобольске, как каторжника клеймом, припечатал надписью здешний воевода: «Первоссыльный неодушевленный с Углича». И хотя документально подтверждено, что опальный мученик в пожар 1677 – го «растопился без остатка» и что у него, как у многих знатных особ, появился самозванец, упрямые угличане не верили и после полувекового спора с тоболяками с превеликим торжеством водворили в 1892 году этого самозванца в родном городе.

«Звон невольно отрывает все мысли и помыслы от земли и уносит их в поднебесную высь и наполняет сердце радостным светлым чувством , как будто в него вливается небесная гармония, отголоски далекого рая… наполняет душу радостью, надеждой», писал в своей книге Н. Оловянишников.

Каждая звонница в России – неповторимый музыкальный инструмент со своим, особо звучащим, набором колоколов. Каждый звонарь – уникальный исполнитель.

Русские звонари никогда не настраивали колокола по классическому звукоряду, но к их подбору относились весьма ответственно, исходя из собственного опыта и вкуса. В этом – уникальность искусства колокольных звонов и его близость национальному самосознанию.

Отчего рос и мощнел наш благовестник, наращивая пуды бронзы и версты полета голоса? Оттого, что так он шире раздвигал двери храма и доносил Божий глас до большего числа православных. Чем больше колокол по величине, тем красивее и неожиданнее его звон, тем шире его акустические возможности.
Начиная от первого Царь-колокола в тысячу пудов, так тяжелели последующие: 8 000, 1 000 и, наконец, 12 000 пудов. Вес второго Царь -колокола покрывал голоса остальных колоколов Москвы и летел за восемь верст от столицы, удар третьего был подобен грому и вызывал вибрацию грунта вроде легкого землетрясения. А уж четвертый, никем не превзойденное чудо мирового искусства как по величине, так и по красоте, - он, как полагают, мог бы сотрясать ближние здания, вплоть до разрушения.
Не только одним именем, как в семье, звалась эта четверка гигантов: металл первого дал жизнь второму, этот – третьему, а от него перешел в последний, богатырь и красавец, что поныне, изумляя, стоит в Кремле.

В Троице-Сергиевой Лавре находился свой знаменитый Царь-колокол весом в 65 тонн.

Самый красивый в России звон колоколов Ростова великого – Лебедя, Полиелейного и Сысоя – слышен за восемнадцать верст. Изготовили их в ХУII веке мастера Ф. Андреев и Ф. Терентьев с минорным трезвучием, а митрополит Иона пожелал мажорного – отливают новый, 2 000-пудовый Сысой. И поднесь звучит почти идеальный мажорный аккорд. Насладиться звоном приезжали композиторы, певцы, звонари и тысячи иных любителей, как в Ростов, так и в Звенигород, где Саввино-Сторожевском монастыре славились превосходными певучими и глубокими голосами колокола. Одни из них, Большой Благовестник, вошел в герб города. «Ездил в монастырь преподобного Саввы и два дня лазил на колокольню и звонил во все колокола», - писал другу Ф. Шаляпин. «Самый благозвучный колокол всей России », - такую характеристику давали Большому Благовестнику все энциклопедии конца XIX – начала XX века.
Славились литые красавцы и богатой художественной изукрашенностью.  Лики святых, фигуры царей покрывают четвертый Царь-колокол, на Успенском из звонницы Ивана Великого были изображены Спаситель, Богородица, Иоанн Предтеча, Успение Богоматери, а также митрополиты и Александр I с августейшей фамилией.

Эти картины-портреты вместе с пространными надписями – рассказами -  подлинная летопись в бронзе. Соловецкий «Благовестник» запечатлел на себе целый исторический рассказ в прозе и картинках. В Крымскую войну, в 1854 году, английские фрегаты за девять часов обстрела выпустили по монастырю 1 800 снарядов и бомб, достаточных для разрушения нескольких городов. Передовой заслон России на Севере, по своей трехвековой традиции, отразил врага с помощью крестного хода и мужества защитников. И самое удивительное – на Соловках не пострадал ни один человек. В честь этой победы и чудесного заступничества Божия и Божией Матери дар Александра II обители – «Благовестник», на его тулове – стройная панорама монастыря, посрамленные фрегаты, картина боя, сверху по кругу изображены Богоматерь, святые, Соловецкие чудотворцы. В двух медальонах повествуется как об Александре II, дарителе, так и о времени отливки, а в центральном клейме можно прочитать подробнейший взволнованный рассказ об историческом событии, героизме русских и покровительстве Божием.

Свою замечательную историю имел главный колокол колокольни Воскресенского собора в г. Шуя. 17 октября 1888 года вблизи станции Борки под Харьковом потерпел крушение пассажирский поезд, следовавший из Южной Левадии в Санкт-Петербург. В одном из вагонов поезда находилась семья царя Александра III, которая не пострадала, хотя в крушении 19 человек погибли и 14 были тяжело ранены. По случаю чудесного спасения царской семьи богатый Шуйский фабрикант М.Павлов заказал для Воскресенского собора, где он был старостой, громадный колокол, который весил 20 тонн и был седьмым по весу в России. В 1933 году вместе с другими колоколами этот уникальный красавец был варварски сброшен с колокольни и разбит.

Их чувствовать надо», - твердил американцам наш прославленный звонарь К. Сараджев. Его пригласили в 1930 году в Америку сыграть на колоколах нашего Свято-Данилова монастыря, попавших туда в студенческий городок Гарвардского университета. Президент университета и руководитель музыкального факультета не могли взять в толк, считали нелепой причудой звонаря лезть в непогодь на звонницу, надрываться, таская за цепи тяжелые била, вместо того, чтобы сидя в теплой комнате внизу, нажимать кнопки электроударников. Так и не удалось уникальному музыканту донести до американцев красоту русского колокольного звона, показать звучащую в нем душу народа.    
Замечательный певун, колокол сам был воспет в стихах, запечатлен в операх. Ни у одного народа в музыке не услышим столь часто его голос. Оперы  М.Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»), М. Мусоргского «Борис Годунов», А. Бородина «Князь Игорь», Н. Римского-Корсакова «Псковитянка», увертюра П.Чайковского «1812 год», фантазия М. Мусоргского «Ночь на Лысой горе», поэма «Колокола» С. Рахманинова – всего не перечислить.

К 1917 году в России звонило более 1 млн. колоколов общим весом 250 000 тонн.
Почитание колокола, благоговейная любовь к нему, особая его роль в жизни общества, равно как и непревзойденная мощь, красота, благозвучие – все это шло от глубокой религиозности, благочестия народа.

Так жили, говоря словами летописца, колокола на Руси. И лишь 1930-й, год запрета, оборвал их звучание.
«Как по-разному умирали колокола… Я был свидетелем гибели… Сбрасывались величайшие в мире колокола годуновской эпохи, … было очень похоже на зрелище публичной казни… и тот в 4 000 пудов, единственный в мире, тоже пойдет в переплавку. Чистое злодейство, и заступиться нельзя никому и как-то неприлично: слишком много жизней губят ежедневно, чтобы можно было отстаивать колокол…» - писал в дневнике потрясенный этой расправой в Троице-Сергиевой лавре     М. Пришвин. Казалось, навеки отзвонила Россия.
«Монастырские колокола замолкли в середине 20-х годов, а с года «великого перелома» стали стремительно закрываться и разрушаться церкви.  К 1941-му в Москве их осталось около 30. В 1930 году колокольный звон в Москве был запрещен. … Колокола сбрасывали с колоколен и разбивали на лом…»
К концу Великой отечественной войны советская власть, в какой-то мере поняв положительную роль религии и органический патриотизм русского православия, стала налаживаться мало-мальски нормальные отношения с Церковью…, был снят запрет с церковного звона. Снят-то снят, а где взять колокола?… Вспоминается первый удар колокола на звоннице Новодевичьего монастыря; собравшиеся по этому случаю на площади в несметном количестве москвичи плакали от радости, обнимались друг с другом, творили крестное знамение и земные поклоны.
«Зазвонил и Елоховский собор. Небольшие колокола оказались на колокольнях других храмов. Но в общем-то былой московский благовест, как составная часть звуковой гаммы столицы, ушел в прошлое», - писал в своих воспоминаниях наш выдающийся соотечественник, зав.кафедрой древних языков истфака МГУ, знаток и хранитель московского быта     А.Ч. Козаржевский.
Уже в наши дни Русская Православная Церковь вызвала из забвения колокол, а следом – искусство его литья.

Но как восстановить великие вековые традиции? В Киеве была литейня колоколов еще до разрушения города татарами, в 1240 году. Как хотя бы приблизиться к искусству легендарных мастеров прошлого? Двадцатилетний Александр Григорьев, чьи создания называли чудом, превосходящим силы человеческие, руководил сотней рабочих на отливке третьего Царь-колокола и завершил его за шесть месяцев. Этот же «государев пушечный и колокольный мастер» позже, в 1668 году создал Большой Благовестник Саввино-Сторожевского монастыря, излюбленный за исключительную красоту голоса. Тридцатипятитонный гигант, отлитый всего за сто тридцать рабочих дней, поражая своим совершенством, дожил до 1941 года и трагически погиб при попытке спасти его в дни войны.

Когда 25 лет назад мы начали возрождать литье колоколов по старинному русскому образцу, дело шло трудно. Изучали секреты производства, вздыхали по прошлым обычаям. Россия отливала тысячи колоколов в год, на них шли щедрые дары жертвователей, процветали заводы, вроде 150-летнего колокольного завода Оловянишниковых, устроенного посещения трех императоров.

Сегодня наши колокола звучат по всей России и за рубежами.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II был учрежден Фонд «Колокола России».

Цель фонда – обеспечить колоколами звонницы всех храмов России. Некоторым храмам и монастырям (в Санкт-Петербурге, Смоленске, Вологде, Твери, Дивеево, Барнауле) мы передали колокола в безвозмездно, в дар. Одним из дел Фонда станет возвращение в Россию ее национального достояния – колоколов Свято-Данилова монастыря, о чем достигнута предварительная договоренность с руководством Гарвардского университета.

Предки заповедали нам: колокольный звон посылает благодать, в нем – скрытая сила, зовущая к Богу, к спасению души. Не случайно в создании русского человека возрождение колокольного звона связывается с возрождением нашей Родины.

Вячеслав Родионов,
председатель Фонда «Колокола России»

© 1992-2013 
ООО «РСК «Колокола» | www.kolokolarus.ru